Помойки мигрируют по всей области

05.05.2018 0:43 1

Помойки мигрируют по всей области

Подмосковье охватила волна протестов против мусорных полигонов. Власти не придумали ничего лучше, кроме как двигать свалки с места на место.

«Мне позвонил сосед по деревне. Он узнал от члена Дмитровского совета, что нас выбрали для размещения мусорного полигона!» — возмущается житель деревни Святогорово Дмитровского района Подмосковья Виталий Блажевич.

О том, что старый полигон «Непейно» закрывается из-за протестов местных жителей, в Святогорове знали, но, что они будут следующими, никто здесь не ожидал.

«Чистейший хребтик, река вокруг леса. Это уникальное место! Географический феномен. С этой точки вода течет в Волгу, в Клязьму, в Оку. Лоси, кабаны, природа нетронутая…» — перечисляет Блажевич.

Народу здесь немного — три деревни и несколько СНТ. Это, по мнению местных жителей, и явилось главным доводом для власти.

«Решили — на протесты толпы не выйдут, поэтому сюда свалку и запихнем», — рассуждает В. Блажевич.

Закрываемый полигон «Непейно» находится в 20 км от Святогорова. Святогорцы там бывали и видели, какое будущее их ждет. «Дренажа нет, дорога захламлена, засыпана мусором, она проходит через поселок, так что неудивительно, что народ там начал протестовать», — перечисляет Виталий.

По плану в «Непейно» должны были отсыпать 10 млн тонн. Пока отсыпали только 1 млн тонн, а люди, что называется, уже на стену лезут. «Они должны песком отходы пересыпать — никто ничего не делает! Это же денег стоит! Не ухаживают, не следят. И так по всему Подмосковью! Вот и начинают эти свалки взрываться, вонять, гореть, гнить. Потому и пошла эта волна протестов», — говорит активист.

Когда местные жители начинают протестовать, власти закупают факелы. Только толку от них мало. По словам протестующих, продукты горения факела разносятся на 25 км по округе.

Теперь во многих деревнях Подмосковья держат ухо востро. «Хотели в Синькове разместить — там народ, как узнал, как подпрыгнул на мощный протест! — продолжает Блажевич. — Власти сразу перепугались… А Москва все больше и больше мусора дает. Облагораживанием не занимается — просто валит. Лучше бы те деньги, которые Москва тратит на гирлянды и фонарики, потратили на свалки».

Экологи уже проанализировали Святогорово с точки зрения размещения полигона — место не самое подходящее. Находится оно на возвышенности, а значит, все ядовитые стоки будут растекаться по округе. Рядом экспериментальные пруды Института рыбного хозяйства. У здешних деревень нет водопровода — только колодцы.Помойки мигрируют по всей области

«Огороды, сады, все будет погублено, — предрекает местный дачник Илья Иванов. Он копил на покупку участка несколько лет, еще пять лет откладывал на строительство дома. — Я многодетный отец, мне участок положен бесплатно, но мне не дали, сказали — земли нет! Я все сам. А теперь получается, что придется все бросить? Да я вторую дачу в своей жизни уже не осилю!»

Илья рассматривает борьбу против свалки как борьбу сил добра и зла — прямо посередине проекта нового полигона оказался святой источник, основанный еще Сергием Радонежским, куда приезжают толпы паломников. «Церковь обычно не участвует в таких делах, а тут даже церковь включилась. Монашки в храмах подписи собирают», — говорит Илья.

По его словам, администрация района начала сталкивать людей лбами. Жители нескольких деревень — кандидатов на размещение свалки уже переругались между собой: «Одни кричат: давайте к ним, а не к нам! Другие протестуют: нет, не к нам, а к ним!»

«В Европе строят мусороперерабатывающие заводы, и они не воняют. Но в России эти современные технологии с трудом применяются. Почему? Потому что мусорные полигоны — это криминальный бизнес, замешанный на коррупции чиновников, — комментирует ситуацию председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст. — В 2011 году к нам обратился один предприниматель. Он построил современный завод по голландской технологии в Раменском районе, с него стали требовать откаты в несколько миллионов в месяц. Он отказался. Тогда ему проломили голову и нанесли 14 ножевых ранений. Он полгода лежал в больнице, затем все бросил и сбежал за границу».

Завод не работает и разваливается. Уголовное дело возбудили, но, конечно, никого не нашли.

«Мусорный бизнес — один из самых прибыльных, он прибыльнее, чем наркотики, проституция и похоронное дело, — продолжает Мария Баст. — Поэтому многие хотели бы строить мусороперерабатывающие заводы, но никому не дают — все схвачено чиновничье-бандитской мафией, которая действует по одной схеме: за взятку арендует где-то участок земли, потом за деньги везет на него мусор. Сейчас, когда народ вышел с протестами, полигоны начали перемещаться. Но общей преступной схемы это не меняет. Бандитско-коррупционная система такая, что Латинская Америка отдыхает».

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Перепевшая Бритни Спирс собака стала звездой соцсетей Instagram снова упал, а Facebook теряет доверие клиентов Раки живые, охлаждённые и замороженные морепродукты, черная и красная икра Японская кухня с доставкой на дом от Якитории В месседжере WhatsApp стали доступны долгожданные стикеры