Мэрия занялась уличными художествами

03.06.2018 11:13 2

Мэрия занялась уличными художествами

Мэр Москвы Сергей Собянин подписал закон, обязывающий согласовывать с властями нанесение изображений в технике граффити на фасады городских зданий. Теперь местные художники опасаются, что уличные рисунки окончательно исчезнут из города.

Много лет подряд в столице шла маленькая и тихая, но все-таки война. Уличные художники, нашедшие себя в росписи фасадов домов, отчаянно сопротивлялись городским властям, которые то наступали, беспощадно закрашивая настенную живопись, то уходили в глухую оборону, делая вид, что не замечают творчества неформальной молодежи. Иногда наступала фаза переговоров, которая, впрочем, ни к чему не приводила.

Творческие люди шли на любые хитрости. В 2014 году стена целой пятиэтажки на Таганке оказалась окрашена в цвета российского триколора, на котором красовалась надпись: «Россия и Крым — братья навек». Разве поднялась бы у кого-то рука уничтожить этот вопль патриотизма?

Но интернет взорвался возмущением. Мастера стрит-арта, люди, считающие себя настоящими художниками, обозвали коллег пионерами, которым в советское время не доверили бы даже разрисовать забор на стройке. Реверанс в сторону политики «пионерам» не помог — «братьев навек» закрасили уже через год.

Сегодня на этой многострадальной стене в старой Москве — ужасающие рисунки из какого-то мультипликационного сериала, сделанные мексиканскими художниками.

«Старые граффити были несанкционированными и вызывали неоднозначную реакцию народа. После чего все боялись туда соваться, хотя эта стенка просто просит, чтобы там было нарисовано что-то связанное с Москвой. Удивительно, что там появилась реклама за уши притянутых к футболу комиксов. То есть работа слабая получилась. Силами местных художников можно было сделать лучше», — сказал журналистам куратор проектов в области уличного искусства Андрей Бергер.

Недолго продержался гигантский портрет на главном здании трамвайного депо имени Апакова. Казалось бы, что может быть логичнее, чем увековеченная память работника депо Петра Апакова, который в октябре 1917-го первым догадался Мэрия занялась уличными художествамиделать из городского транспорта бронепоезда. Но и эта работа исчезла под краской коммунальщиков. По какому принципу чиновники решали, какую настенную живопись разрешать, а какую стирать, сегодня точно не скажет никто. «Обычно речь шла о личных договоренностях между художниками и представителями управ», — туманно намекает московский художник Андрей Марч.

К чемпионату мира по футболу на стене девятиэтажки возле метро «Беляево» появилось 30-метровое изображение медведя. Сделал его мексиканец Фарид Руэд. Медведь держит в лапах гигантский мяч и злобно смотрит на прохожих с высоты своего огромного роста. Похоже, московских чиновников такой подход удовлетворил. А то, что мишка похож на маньяка, так это авторский взгляд иностранного живописца.

Аргентинец Мартин Рон оставил после себя память в виде кроваво-красного мальчика с мячом на проспекте Маршала Жукова. «Я хочу посмотреть в глаза человеку, который разрешил рисовать такие ужастики. Нам приходится наблюдать это каждый день», — написала в соцсетях жительница соседнего дома.

«В этой сфере до сих пор происходила полная анархия. Никто граффити не регулировал. Каждая управа сама решала, стоит ли уничтожать надписи на стенах или трансформаторных будках. Иногда они сами выходили на сообщества молодых художников, предлагая практически бесплатно разрисовать унылые стены гаражей и заборов. Кто-то соглашался, но вообще-то такая работа стоит денег, и немалых», — рассказывает Андрей Марч.

Он считает, что закон, рег­ламентирующий уличную настенную живопись, нужен, но то, что произошло сейчас, это очередная попытка забюрократизировать творческий и очень неформальный процесс.

Мэрия занялась уличными художествами

ХУДОЖНИК ВНЕ ЗАКОНА?

В новых поправках в городской закон «О благоустройстве» говорится о том, что нанесенные на фасады городских домов надписи в технике граффити должны согласовываться с мэрией, а незаконные росписи — удаляться. При этом счет за закрашивание чиновники выставят владельцам зданий. Они считают, что документ улучшит «эстетическое состояние» города и заодно поможет бороться с незаконной рекламой. В Мосгордуме также уверены, что поправки помогут бороться с политическими и экстремистскими граффити.

Зампред Москомархитектуры Татьяна Гук объяснила на слушаниях в городской думе, как можно будет расписывать фасады зданий. Для этого в ее ведомство нужно представить дизайн-проект конкретного граффити.

«Мы рассматриваем на соответствие критериям, согласовываем», — сказала Татьяна Гук. При этом сами критерии не озвучила. После согласования в мэрии авторам граффити еще предстоит заключить договор с собственниками здания и управляющей компанией. Причем если речь идет о росписи на фасаде многоквартирного дома, то надо проводить общее собрание жильцов.

«Это невозможно — такие собрания в многоэтажках не могут провести годами даже по куда более актуальным вопросам. Очень сложно собрать народ в определенном месте в нужное время. К тому же всегда начинаются распри — кому-то нравится, кому-то нет. Оценка творчества — процесс субъективный, поэтому такие разрешения не получит никто, — рассуждает Андрей Марч. — Ну за исключением, конечно, тех, кто найдет общий язык с властями».

Между тем другие эксперты объясняют инициативу мэрии тем, что стрит-арт становится мощным рекламным проектом и мэрия пытается прибрать к рукам денежные потоки.

«Сейчас понятие «стрит-арт» встало на коммерческие рельсы. Раньше граффити выбирали потому, что это было дешево. Сегодня все изменилось, и такие рисунки стали весьма дорогим способом рекламы», — поделился с журналистами художник Стас Добрый. По его словам, сейчас власти дают разрешение на выполнение рисунков коммерческого содержания, но между чиновниками и художниками уже сформировалась прослойка агентств и посредников. Вероятно, столичное правительство таким образом хочет навести порядок в этой сфере и не допустить ухода солидных средств в серую зону. «Такой ход можно понять, но при этом пострадают обыкновенные художники, которые просто вынуждены будут уйти с улиц столицы», — прогнозирует Андрей Марч и с сожалением отмечает, что свободное творчество в Москве, похоже, закончилось.

Мэрия занялась уличными художествами

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Любители московской старины тоже осваивают уличное искусство. Они вынуждены к нему прибегнуть, чтобы привлечь внимание к гибнущим памятникам архитектуры. Других средств у энтузиастов, похоже, уже не осталось.

Недавно в Кривоколенном переулке, что растянулся между Чистыми прудами и Лубянкой, прошла удивительная акция. Кто-то очень неравнодушный украсил сохранившиеся фасады полуразрушенных зданий надписями. «Гибнущим памятникам окрестных переулков посвящается путеводитель»,- было написано на старых полусгнивших заборах, а рядом примостились фанерные фигурки грустных ангелов.

Кто был автором этого перформанса, нам выяснить не удалось. Фигурки продержались очень недолго, вероятно, были убраны силами управляющей компании. А надписи остались, словно напоминая о зданиях, расположенных рядом. Дом поэта Веневитинова, где Пушкин читал «Бориса Годунова», — его реставрируют, кажется, уже не первое десятилетие. Едва живые палаты Голицыных, которые рушатся просто на глазах. И остатки какого-то старинного особняка, от которого осталась лишь склонившаяся в сторону пешеходной дорожки стена. Правда, сейчас в Кривоколенном переулке ремонтируют асфальт и коммуникации, дорога перекрыта, поэтому на скромные призывы о помощи никто из прохожих особо не обращает внимания.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Магазин мечты для кондитеров Где лучше всего купить барбекю Лучшая доставка суши в Оренбурге «Царёвка» — отличное место для свадьбы Раки живые, охлаждённые и замороженные морепродукты, черная и красная икра